четверг, 11 сентября 2014 г.

Николай Козлов из Озерска - герой или жертва?

Воевал Николай недели две. Согласно боевому заданию  подавлял артиллерийские точки противника. …Колин отряд попал в засаду на живца. Сначала украинцы взяли у них двоих пленных, 24 августа наши пошли их отбивать - вот их и обстреляли.


Стойкий солдатик. Не оловянный... Оставшийся без ноги десантник Николай Козлов из Озерска - герой или жертва?

Автор 
Елена Вяткина
IMG 1427Вот уже целую неделю семидесятипятилетняя Лидия Васильевна Арапова живет от одного телефонного звонка до другого. Если молчание затягивается, сердце женщины сжимается от тревоги, а на глаза наворачиваются слезы. Впрочем, от них трудно удержаться и во время коротких разговоров с дочерью и, самое главное, внуком Колей. Николай Козлов, потерявший ногу на необъявленной войне, проходит лечение в московском госпитале имени Вишневского. Рядом с ним сейчас находятся его мама, отец и двоюродный брат Дмитрий – еще один внук Лидии Васильевны. 
Она же слышит родные голоса и узнает последние новости о здоровье своего любимого мальчика только благодаря мобильным операторам. Поверить в реальность происходящего бабушку  заставил сюжет, показанный по НТВ. Ее белокурый ангел (так, а не иначе называет она про себя Колю) с трудом передвигался на костылях по больничной палате. А ведь еще совсем недавно он был настоящим королем озерского паркура, лихо преодолевал любые препятствия.
У Николая действительно запоминающаяся внешность: светлые, с золотым отливом волосы, черные, вразлет, брови, карие живые глаза.  С детства он производил на окружающих неизгладимое впечатление: редкий взрослый без доброй улыбки взирал на обаятельного малыша.  Под стать внешности  и характер: открытым, спокойным, дружелюбным Николай был чуть ли не с рождения.
- Он никогда не говорил: «Дай», ничего ни у кого не просил, - рассказывает Лидия Васильевна. – Зато всегда предлагал свою помощь и готов был поделиться всем, что у него есть.
Так получилось, что родители Коли расстались, когда ему было шесть лет. Сначала мальчик жил с мамой у бабули, потом перебрался поближе к школе – к папе в его новую семью. Удивительно, но все взрослые: отец, его вторая жена и теща, мама, ее родня – сумели выстроить и сохранить прекрасные отношения, все с любовью и заботой относились к мальчику. Со временем и он стал также внимательно вести себя по отношению к «мелким» - так Коля именует младшего братишку по отцовской линии и сестренку – по материнской.
Сначала Николай учился в школе 24, потом перешел и закончил ныне расформированную школу 40. Бабушка вспоминает, что папа всегда был в курсе всех школьных дел сына, держал его под неусыпным контролем. Звезд с неба в учебе Козлов не хватал, но радовал учителей житейской рассудительностью, ровным поведением и… чуть ли не врожденным умением носить наглаженные сорочки и стильные костюмы.
- Встречаю одну учительницу, а она мне говорит: «На Колю посмотришь – и душа отдыхает. Всегда аккуратный, со вкусом одетый – загляденье!», - с улыбкой вспоминает Л.В.Арапова. – Спрашиваю ее: «А как у него с оценками?». Она только рукой махнет: «Это отдельная тема, не будем ее касаться».
Зато с самого юного возраста мальчишка, как и его отец – классный водитель – грезил автомобилями. 11 ноября 2006 года «Озерский вестник» в статье «Козловы: фабрика героев» знакомил читателей мастером  производственного обучения по специальности "автомеханик" и преподавателем  спецдисциплин профессионального лицея № 16 Всеволодом Козловым.  Публикация заканчивалась так: «Его младший сын Коля, севший за руль в те же полтора года, к своим тринадцати - настоящий Шумахер! Кроме того, что он, как свои пять пальцев, знает внутренности автомобиля, умеет его водить, он с десяти лет участвует в соревнованиях наряду со взрослыми автомобилистами (правда, вне конкурса). Два года подряд Коля побеждал в областных соревнованиях среди учащихся профтехучилищ. "Скорость, движение, риск, ответственность - все это, как наркотик", - говорит наш герой, отец юного водителя, который тоже вскоре станет настоящим героем. Династия продолжается!»
В 2008 году Козловы снова угодили на страницы газеты – и снова как победители очередного автоконкурса. Казалось, журналистское пророчество не может не сбыться - Коля должен был стать героем. И стал им. Только совсем не так, как ему хотелось бы…

Солдат

После девятого класса юноша поступил в профессиональный лицей №44 на специальность… Угадывать с трех раз не придется, конечно, «автомеханик». В лицее он учился совсем не так, как в школе: азы любимого дела изучал досконально и оценки, соответственно, получал хорошие.
Вместе с друзьями Николай увлекся паркуром – искусством перемещения и преодоления препятствий в городских условиях, причем препятствиями служат перила, заборы, стены, развалины, а преодолеваются они с помощью акробатических трюков. Если считать паркур видом спорта, то однозначно – экстремальным. Экстрима  в жизнь парня добавляли и прыжки с парашютом.
Кроме того, Козлов стал частым гостем в «качалке» - атлетическом клубе, куда заглядывал несколько вечеров в неделю. Готовился к армии. В июне 2012 года он заступил на срочную воинскую службу в войсковую часть 73612 31-й отдельной десантно-штурмовой бригады. О своих солдатских буднях Николай рассказывал родным только хорошее. Ему нравился плотный график, физические нагрузки, возможность осваивать новую современную технику, развивать свои экстремальные способности. Неудивительно, что через год  озерчанин остался в этом же соединении, только уже на контрактной основе. Более того, перетянул к себе друга из Озерска.
Перебралась в Ульяновск и Колина невеста. Сняли квартиру, стали жить вместе. Тут-то и возникли первые проблемы материального свойства. Оказывается, контрактники, во всяком случае, там, где служил Николай, платят не самые огромные  деньги – вместо 40 000 рублей, на которые рассчитывал без пяти минут глава семьи,  он получал 24 000. Для кого-то и эта сумма – предел мечтаний. Но Николай хотел  зарабатывать больше. Он уже был женат, готовился стать отцом. Приехав в отпуск после первой командировки в Крым (не будем на ней останавливаться), Николай задумался над возможностью прервать контракт досрочно и обсудил свои планы  с родными.


Лидия Васильевна решила проконсультироваться у озерского военкома В.В.Пичугина, которого хорошо знает.  Он посоветовал дослужить до конца срока, чтобы получить хорошие рекомендации, а не плохую характеристику. К этой же мысли пришли отец и мать Николая. Они убедили внука и сына не делать поспешных поступков. Он согласился с ними, сказав на прощание: «Вряд ли нас снова отправят в ту же сторону» - и ошибся в своем предположении.
Как сегодня, должно быть, близкие люди сожалеют о принятом совсем недавно решении, но время вспять не повернешь.

Жертва

До сих пор нет точной информации о том,  где и при каких обстоятельствах  Николай  был ранен. Известно только, что произошло  это 24 августа. Семья, считавшая,  что  родной человек на учениях в районе Казахстана, узнала о случившемся только 3 сентября, когда парень позвонил из московского госпиталя своему дяде Сергею, а тот  в свою очередь, поставил в известность родителей парня. Бабушку пытались уберечь от потрясения, но буквально на следующий день, 4 сентября,  тайное стало явным: информация о пострадавшем десантнике заполонила Интернет, стала достоянием широкой общественности. Знакомые, которых ничего не подозревавшая Лидия Васильевна встретила на рынке, выразили ей сочувствие и невольно открыли глаза.
В первом же интервью радио «Эхо Москвы» застигнутый врасплох отец Николая сказал, что его сын был на войне. Позже он сослался на вполне понятный стресс (надо сказать, что все Козловы – и отец и сын – держатся стойко, с достоинством, отчего еще больнее следить за их судьбой) и отказался от первоначального утверждения.
В многочисленных сообщениях информагенств  говорится, что беда настигла озерчанина и его однополчан на границе с Украиной. Но лично у меня тогда возникает резонный вопрос: если в результате обстрелов с украинской стороны на российской территории массово гибнут наши люди (военные или гражданские), где заявления и протесты МИД по этому поводу?  За все время я нашла только одну ноту протеста, датированную 12 июля, в которой речь шла об одном погибшем мирном жителе  и двух раненых.
 Еще одна версия появилась в Интернете в связи со смертью двух однополчан Николая Козлова, тоже уральцев из  Курганской области и Новоуральска. Вдова одного из них сказала, что они сопровождали гуманитарный груз и были обстреляны. Это предположение вызывает те же самые вопросы: почему тогда молчат общественные организации, где «Красный крест»?
Наконец, журналисты НТВ завуалировано дали понять, что события все-таки разворачивались на Украине, куда Николай и его сослуживцы отправились в качестве добровольцев. Добровольцы без документов, без сотовых телефонов, но с  военной техникой и оружием? Странно… Могут ли в таком случае выжившие и вдовы погибших рассчитывать на какие-то выплаты  или за подобную «самодеятельность»  компенсаций не положено?
В статье «Билет в один конец» «Новая газета» изложила свое видение событий со слов дяди Николая Сергея Козлова, которому довелось в числе первых пообщаться с племянником в госпитале: «Воевал Николай недели две. Согласно боевому заданию  подавлял артиллерийские точки противника. …Колин отряд попал в засаду на живца. Сначала украинцы взяли у них двоих пленных, 24 августа наши пошли их отбивать — вот их и обстреляли.
Как рассказывал Козлов дяде, стреляли из какого-то бронебойного орудия. Первым же выстрелом Коле оторвало ногу. …Коля cам смог наложить жгут на то, что осталось от ноги, остановить кровь, вколоть лекарства…
Дальше Колю двое суток — с сепсисом, в жару, с большой потерей крови — везли к границе назад. В ростовском военном госпитале (по словам Коли, переполненном ранеными) сделали операцию и отправили в Москву.
По прогнозам врачей, Николай проведет в госпитале еще четыре месяца».
Некоторые Интернет-ресурсы называют даже точное направление, в котором воевала десантно-штурмовая бригада – город Мариуполь. В котором пока нет ополченцев.
Хочу сразу же подчеркнуть: то, что я напишу сейчас, мое сугубо личное мнение, на которое я имею право. Оговорку делаю специально для известного в Озерске общественника Олега Назарова, который навестил меня после одной из публикаций о беженцах и строго спросил: « Кто вам позволил ополченцев называть еще и сепаратистами, а боевиков – еще и силовиками?»
Я тогда ответила, что, по моему глубокому убеждению, в любом конфликте, тем более  - кровопролитном конфликте, виноваты все, кто даже не попытался договориться, а сразу схватился за оружие. Это в полной мере относится и к ополченцам.  Я не уверена, что мифическая «независимость» стоила тех жертв, которые последовали за самопровозглашением республик. Но есть то, в чем я уверена на сто процентов: наши российские мальчишки не должны гибнуть и становиться калеками в чужой стране, на войне, в которой Россия официально не участвует.
Сами ребята ни в чем не виноваты. Они избрали своим делом защиту Родины и свято убеждены в том, что отцы-командиры, вплоть до главнокомандующего, никогда не обманут их, не привезут вместо учений в пекло бойни, не принесут в жертву политическим интересам. Их кровь – на руках тех, кто пренебрег этой верой, кто поставил геополитику выше таких юных жизней сынов своей Отчизны.

Герой

Знаю, что оппонентов у меня гораздо больше, чем единомышленников. Вот, например, на днях в редакцию пришло письмо от Сергея Симонова на эту же самою тему. Вот оно:
«Далеко не праздный вопрос задаю себе в настоящее время. Что есть подвиг? В мире, где любовь заменил секс. Где семейное тепло и верность заменили брачными контрактами. Где честность и верность слову заменили понятием законопослушности.
Этот мир населяют странные создания. Их сознание изменено. Их имя – сетевые хомячки. Я ничего не имею против этих удивительных созданий. У меня самого есть хомяк, но он обыкновенный, сирийский. Он дарит тепло моей дочке и радует ее каждый день. Сетевые хомячки не дарят тепло. Они сеют зло. Они жестоки. Себялюбивы. Они жаждут признания и героизма. К сожалению только показного героизма. Убежден, что большая их часть скрывалась от повесток в военкомат. Счастливо избежала призыва на военную службу, прикрывшись ужасным плоскостопием или неизлечимым энурезом. Хомячки жаждут подвигов и героизма, забывая, что воинский подвиг им никогда не понять…
Сейчас эта нечисть живо обсуждает и осуждает Николая Козлова. Озерского парня, который честно служил Родине. Парня, который, чтя подвиг отца и деда, пошел служить в армию. Нечисть осуждает парня за то, что он сфотографировался в форме «Беркута» в Крыму, за то что он был Там. За то, что он не хнычет, получив тяжелое ранение.
Что есть подвиг? Сергей Радонежский уже ответил на этот вопрос в 1380 году. Подвиг - это есть готовность принять смерть «за други своя» т.е. готовность умереть ради жизни ближнего пусть даже не близкого человека. Николай и Всеволод Козловы своим поведением ответили на этот вопрос. Сетевым хомячкам никогда не понять и ни за что не принять этот ответ. Ибо он несет смерть идеологии индивидуализма, себялюбства, стяжательства, которую они исповедуют…
В переломный момент, в момент когда решалась судьба русского мира, в момент определяющий право русского народа на жизнь Преподобный Сергей направил на поле боя монахов. Монахов, которым церковными канонами запрещено брать в руки оружие. Монахов, которые знали, что за свой подвиг им грозит не только смерть или возможное извержение из сана, но и нечто иное… держать ответ перед тем кому не солжешь. Подвиг этих святых праведников воспет людьми и освящен церковью. Задайте себе вопрос, что сделал бы простой люд с балаболом, который бы усомнился в правильности решения Сергия, в сущности подвига Пересвета, Осляби и всего русского воинства»…
Что ж, пора ставить точку. К счастью, только в моей статье. Жизнь продолжается. Дай Бог, чтобы Николаю хватило мужества и сил не смириться с увечностью, реализовать себя, воплотить мечты. Дай Бог, чтобы Родина не забыла о своем сыне и не оставила ему одну только нищенскую пенсию по инвалидности. Дай Бог, чтобы счет жертвам  - и героям  на многострадальной украинской земле был прекращен раз и навсегда.

Билет в один конец

Как воюют в Украине российские десантники. Свидетельства родных Николая Козлова, потерявшего ногу под Мариуполем
08.09.2014



На учения 31-я отдельная гвардейская десантно-штурмовая бригада выдвинулась 3 августа. Из Ульяновска (места базирования) ехали на грузовиках на полигон Чебаркуль (Челябинская область). Выросший в Озерске под Челябинском контрактник Николай Козлов смотрел по сторонам, но знакомых Уральских гор все не было. Вдоль дороги начались степи. Скоро всем стало ясно: везут в Украину.
— Их также в Крым, скорее всего, отправляли: перебрасывают якобы на учения — и все, ты уже в Севастополе, здравствуйте. Приказ на командировку оформлен, отказаться нельзя. Система устроена так, что отцы-командиры знают, что делать,  а солдат не спрашивают, — говорит дядя Николая Сергей Козлов. — Я Кольку спросил: ты подписывал какие-нибудь бумаги? Он сказал: «Если нужно было, за меня уже все подписали».
Согласно данным военного комиссариата Озерска, 21-летний Николай Козлов, автомеханик по специальности, до июня 2013 года проходил срочную воинскую службу в войсковой части 73612 31-й отдельной десантно-штурмовой бригады, с 1 августа 2013 года служил там же по контракту.
Первым боевым заданием Николая стал Крым. Судя по фотографиям, которые отец десантника выложил на своей странице «ВКонтакте», сначала Коля (по формулировке отца) «охранял новое правительство в форме, молодых, неопознанных и вежливых людей в военной форме, а потом в беркутовской форме». Теперь фотография Коли в украинской милицейской форме широко разошлась по интернету. Многие предположили, что российские десантники под видом «Беркута» участвовали в разгоне Майдана в феврале. Сергей уверен, что фото было сделано в коридоре Верховного совета, которое Николай, вероятно, под видом «беркутовца» и охранял: «Молодежь глупая, везде фотки выкладывает: из Украины, из Крыма… Фоток из Киева никто не видел. Наверное, наших там не было. И потом, Коля — специалист по антидиверсионной борьбе, их палкой размахивать не учили».
Николай (слева) в форме украинской милиции. Фото из «ВКонтакте» его отца. Май 2014-го
С медалью «За возвращение Крыма» Коля вернулся в Ульяновск. Женился. И в августе оказался в Украине.
Воевал Николай недели две. Согласно боевому заданию (как он объяснил своему двоюродному брату Дмитрию) подавлял артиллерийские точки противника.
— Коля говорит, украинцы очень умно и хитро воюют, — рассказывает Сергей. — Артиллерия удивительно точная. Колин отряд попал в засаду на живца. Сначала украинцы взяли у них двоих пленных, 24 августа наши пошли их отбивать — вот их и обстреляли.
Как рассказывал Козлов дяде, стреляли из какого-то бронебойного орудия. Первым же выстрелом Коле оторвало ногу.
— Все думали, он двухсотый (труп. — Е. Р.), — говорит Сергей Козлов. — Кто-то из солдат успел оттащить его с линии огня. Коля cам смог наложить жгут на то, что осталось от ноги, остановить кровь, вколоть лекарства…
Дальше Колю двое суток — с сепсисом, в жару, с большой потерей крови — везли к границе назад. В ростовском военном госпитале (по словам Коли, переполненном ранеными) сделали операцию и отправили в Москву.
Домой десантник позвонил уже из Центрального военного клинического госпиталя им. Вишневского — командование сделать это не посчитало нужным, и Коля просто взял у кого-то мобильный телефон. «Назвал только госпиталь, а у того куча отделений по всему Подмосковью. Хорошо, я в Москве живу. Начал искать, поднял знакомых, еле нашел», — рассказывает Сергей.
По прогнозам врачей, Николай проведет в госпитале еще четыре месяца. Согласно официальным цифрам военно-страховой компании, военнослужащие, оставшиеся инвалидами первой группы, получают 1,5 миллиона рублей. «Это примерно немецкое пособие по безработице за 15 месяцев, — подсчитывает Сергей. — Не та сумма, с которой стоит с юности оставаться инвалидом». При этом по разговорам с племянником Сергей не заметил, чтобы тот интересовался событиями в Украине и шел воевать за свои взгляды:
— Какая политика, 20 лет…  Десантно-штурмовая бригада — это элита, это спецназ, — говорит Сергей Козлов. — Там здорово, есть хорошая перспектива попасть в миротворческие войска ООН, мир повидать. За этим Колька туда и шел. Им, конечно, скармливают: «Мировой империализм окружает нас со всех сторон», — это усваивается на каком-то уровне. Но на войну он не хотел. Просто привезли — и все. Приказ.
Где именно племянник был ранен, Сергей не знает. Коля рассказывал только, что оставшихся в Украине десантников отправили на штурм. Судя по сводкам новостей, это был Мариуполь.
— Коля говорит: «Там билет в один конец». Заходят побатальонно или поротно — обратно не возвращаются. Идут танки, идут БТРы — не возвращаются. Обратно вывозят только трупы и раненых. Говорит: вся техника, которая заходит в Украину, заправлена на путь в одну сторону. Бензина в самой Украине им не найти. Получается, они не рассчитывают идти назад?..
Видимо, чтобы соблюдать режим радиомолчания, у бригады Николая отобрали телефоны и любые средства связи. Десантник рассказывал Дмитрию (двоюродному брату), что несколько раз их отряд видел других людей в камуфляже, открывал огонь — и потом понимал, что это свои. «Потери у них и от дружеского огня».
— Я не хочу травмировать Колю, особенно не расспрашиваю, — говорит Сергей. — Единственный вопрос задал: ты убил кого-нибудь? Ответил: «Не знаю».
Ранение Николая вызвало совершенно разную реакцию членов его семьи. Дядя десантника Сергей Козлов, IT-специалист из Москвы, написал о ранении племянника на своей странице в Facebook: «Он теперь безногий инвалид до конца жизни. Крым наш теперь…»
Отец, Всеволод Козлов, водитель автобуса на производственном объединении «Маяк» (там перерабатывают радиоактивные материалы) в закрытом городе Озерске, 3 сентября дал интервью «Эху Москвы».
«А что рассказывать? — сказал тот. — Он (сын. — Е. Р.) солдат. Он дал присягу и честно выполнял приказ. И не убежал, и не струсил, как ваши там… бандерлоги эти, за которых вы впрягаетесь все время. Понятно? <…> Я горжусь им. Он настоящий солдат. И что бы с ним ни случилось — я буду его растить, буду поднимать и не брошу никогда. <…> У нас на Урале при Путине только жить начали, возрождаться. А вы в Москве живете там… у вас совершенно другая страна. Знаете, почему на Украине называют москалями русских? Только из-за Москвы. Вы на войне были? Вы вообще представляете, что это такое? Вы представляете, когда с обеих сторон идут перестрелки «Градами»? Когда обстреливают границы наши… Я не знаю, где он был. Скорее всего, на границе. И что бы он ни делал, он прав. Запомните, он выполнял приказ. Все».
— Я думаю, это заученное, — Сергей говорит без злости, скорее с грустью. — Мы с братом на следующий день говорили — слово в слово все повторил. У нас дед диссидент, отец диссидент, я сам диссидент. Только братишка отвоевал в Афгане, всю жизнь был дальнобойщиком… Сына вырастил под себя.
Я дозвонилась Всеволоду Козлову в субботу, когда он был на пути к сыну в Москву. Спустя три дня после интервью «Эху…» отец десантника говорил совершенно иначе: «У Коли все хорошо. Не знаю, останется ли у него инвалидность. Не видел его, не могу сказать».
Вкратце разговор свелся к «не знаю». Я спросила, действительно ли Коля был ранен в Украине.
— Не знаю. Скорее всего, нет. Про Украину — это догадки, мне они не нужны. Документально у меня пока ничего нет, болтать просто так смысла не вижу.
— Вы будете добиваться расследования того, где и как пострадал ваш сын?
— Не знаю. Не думаю. Мне сейчас не до того.
Позже я узнала, что в пятницу Всеволод Козлов встретился с журналистами, собранными администрацией Озерска, и заявил, что его сын «нес службу в миротворческой бригаде» на границе с Украиной, «проходит лечение в лучшем госпитале московском» и даже «находится в хорошем расположении духа».
В ответ на официальном сайте администрации Озерска появилось сообщение, что «семье военнослужащего, попавшего в непростую жизненную ситуацию, будет оказана всевозможная поддержка».
В то время, пока Николай Козлов был в госпитале, стало известно о гибели «при исполнении обязанностей военной службы» двух его сослуживцев: заместителя командира 4-го взвода 4-й роты 31-й бригады Николая Бушина и старшего стрелка саперно-десантного штурмового батальона войсковой части 73612 Ильнура Кильченбаева. Еще двое десантников 31-й бригады, Руслан Ахмедов и Арсений Ильмитов, 28 августа попали в плен на территории Украины под Иловайском.
P.S. В субботу сюжет о Николае Козлове появился в эфире передачи НТВ «Центральное телевидение» (см. с 11-й минуты). Николай был представлен как тот, кто «еще недавно был в самом пекле, и, наконец, вернулся домой».
Ни слова о том, воевал он как ополченец или как контрактник российской армии, сказано не было. Лишь в конце сюжета, как подводку к следующему (о погибшем на Украине фотографе Андрее Стенине) ведущий Вадим Текменев произнес: «В списках покалеченных и погибших не только добровольцы, но и те, кто оказался на войне по долгу службы». Относилась ли она к фотографу Стенину или десантнику Козлову, остается непонятным — возможно, намеренно.

Дядя десантника Сергей Козлов 

Комментариев нет:

Отправить комментарий