вторник, 25 августа 2015 г.

Сенцову дали 20 лет колонии, Васильеву отпустили по УДО

Сегодня два разных суда в разных уголках страны вынесли два принципиально разных приговора. Евгения Васильева получила условно-досрочное освобождение и была немедленно выпущена из колонии; Олег Сенцов и Александр Кольченко отправлены в тюрьму на 20 и 10 лет.

И судимы будете
Борис Вишневский

Одновременное освобождение «хорошо заправлявшей постель» (как ее характеризует администрация колонии) Евгении Васильевой и позорный приговор Олегу Сенцову и Александру Кольченко — очень наглядный пример того, что российское «правосудие» больше не имеет права называться правосудием.

При этом если освобождение Васильевой (в чем мало кто сомневался) многие в России воспримут как пощечину общественному мнению, то приговор Сенцову и Кольченко многие могут и одобрить. Особенно, если регулярно смотрят российский телевизор, упоенно рассказывающий о «террористах из „Правого сектора“ (где Сенцов отродясь не состоял), якобы готовивших теракты в „присоединенном“ Крыму.

Неважно, что нет никаких доказательств причастности Сенцова и Кольченко к каким-либо преступлениям — кроме показаний уже осужденного в „особом порядке“ Геннадия Афанасьева, от которых тот нашел мужество отказаться на суде, заявив, что оговорил их под давлением (проще говоря, под пытками).

Неважно, что на защиту Сенцова встали прославленные режиссеры, в том числе Анджей Вайда и Александр Сокуров, а „Мемориал“ признал его политзаключенным.
Позавчера вместе с несколькими десятками общественных активистов, в том числе правозащитником Динаром Идрисовым, адвокатом Иваном Павловым и публицистом и политзаключенным советских времен Александром Скобовым мы собирались в Петербурге, чтобы обсудить процесс над Сенцовым и Кольченко. И посмотрели видеозапись выступления Сенцова на суде.
Посмотрев выступление Сенцова, я сказал, что когда на скамье подсудимых, — а я верю, что это случится, — окажутся те, кто фабриковал это дело, кто давал заказ и его исполнял, — у них мы не увидим ни капли его достоинства. Они будут врать и изворачиваться, валить вину на других, объяснять, что они „люди маленькие“, от которых „ничего не зависело“, у них „не было другого выхода“, они только „выполняли приказ“, и вымаливать себе каждый лишний месяц смягчения приговора.
„Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить“, — сказано в одной из самых знаменитых книг в истории человечества.
„И судимы будете“, — хочется сказать тем, на чей совести приговор Олегу Сенцову и Александру Кольченко.
А Сенцов и Кольченко обязательно будут на свободе.
Неважно, что к украинскому гражданину Сенцову, принудительно зачисленному в российские граждане (о чем он не просил), не допустили украинского консула.

Важно только одно: провести акцию устрашения. Демонстративно покарать тех, кто посмел сопротивляться „присоединению“ Крыма (Сенцов покупал и развозил продукты и предметы первой необходимости украинским воинским частям в Крыму, которые были заблокированы российскими „зелеными человечками“, прикидывавшимися „самообороной Крыма). Приравнять в общественном сознании это мирное сопротивление к терроризму.

Это — не суд, а судилище. Не первое в российской истории, но одно из самых позорных.

Ту самую, где он со спокойным достоинством, понимая, что обвинительный приговор предрешен, говорит, что „самый страшный грех на земле – это трусость“. Что „есть часть населения России, которая прекрасно знает, что происходит, которая не верит в байки вашего агитпропа, которая понимает, что происходит на земле и в мире, какие ужасные преступления совершает ваше руководство, но эти люди почему-то боятся“. Что „у нас тоже была преступная власть, но мы вышли против нее, и в конце мы победили“. Что он верит, что то же самое произойдет в России рано или поздно. И что он желает информированной части населения России – „научиться не бояться!“.



Два мира, два приговора



Сегодня два разных суда в разных уголках страны вынесли два принципиально разных приговора. Евгения Васильева получила условно-досрочное освобождение и была немедленно выпущена из колонии; Олег Сенцов и Александр Кольченко отправлены в тюрьму на 20 и 10 лет соответственно.
В самом совпадении этих решений было что-то зловещее, почти мистическое.
Закон, что паутина: шмель проскочит, а муха увязнет.
В общем дело "Оборонсервиса" с учетом ушедшего от ответственности Сердюкова заканчивается совсем уж трагикомически.
Нельзя сказать, что УДО Васильевой сильно кого-то удивило - всё явно шло именно к этому. А вот беспардонность исполнения многих разозлила.
Евгению Васильеву освободили. Она покинет колонию сегодня же, немедленно. Предлагаю 25 августа отмечать ежегодно как День Правосудия!
Сегодня день торжества правосудия: 20 лет Сенцову; УДО Васильевой, которая наверное уже летит на Лазурный берег и отказ в УДО сидящему по болотному делу Денису Луцкевичу.
Воровка и взяточница Евгения Васильева освобождена. Обществу осталось утереться после наглого плевка в физиономию.
Не день сегодня, а феерия,
А все рыдают от бессилия:
Открыли Wiki, закрыли Fairy
И вышла по УДО Васильева.
Украли миллиарды - Сердюков амнистирован, Васильева посидела в 13-комнатной квартире, посмотрела сериалов, в колонии не появилась и выпущена по УДО за то, что хорошо заправляет постель.....надо начать писать роман-фантасмагорию в стиле Кафки.
Всё, она вышла. Какая пощёчина всем сидящим, не отпущенным по УДО, многодетным матерям, героям России, людям, имеющих на иждивении стариков-ветеранов.
Я, собственно, не кровожадный. Чем меньше народу в тюрьмах – тем лучше. Беда тут в другом: сначала Васильеву (на самом деле – стрелочницу) вместе с ее розовыми тапочками раскрутили по всем федеральным телеканалам. У нас каждая бабушка в деревне знает о ее личной жизни больше, чем о судьбе своих внуков. Эта была бескомпромиссная, беспринципная, то есть, простите, принципиальная борьба с коррупцией. И вот – теперь она закончилась таким скромным пшиком. То есть даже на таком наглядном примере власть не может довести борьбу до конца. Взяточники и прочее ворье – это не просто социально близкие, это плоть от плоти. Как нельзя отпилить себе ногу, так нельзя посадить Васильеву – пусть себе дальше кутит на лазурных берегах, ждем свежих фото с яхты Пескова. Хотя, по-хорошему, сидеть должна не столько она, сколько ее высокие начальники.​
Какие выводы можно сделать из этого нашумевшего дела? Несколько банальных: «ворон ворону глаз не выклюет», реальная борьба с коррупцией поменяется «схваткой бульдогов под ковром» или «пипл всё схавает"и т.д. Всё это мы давно знаем.
Однако в ожесточенной „внутривидовой борьбе“ вокруг дела Васильевой отчетливо проявились новые тенденции: противоборствующие кланы начали действовать всё более самостоятельно, порою не согласовывая свои шаги с „гарантом“. Они сами „наклоняют“ ФСИН, командуют в судах, прокуратуре, следствии, то есть вторгаются в „сакральную“ сферу полномочий первого лица.
( Кстати, „чеченский след“ в деле Б. Немцова из этой же „оперы“.)

Разнобой заявлений (так и хочется написать „показаний) различных должностных лиц и ведомств свидетельствует лишь о том, что силовики уже не знают, какое указание из Кремля „истинное“, ведь перепроверить их на подлинность не так-то просто. Словом, либо „кот за порог — мыши в пляс“, либо всю система действительно раздирают непримиримые противоречия.

Отметим, что юридическое сообщество, к счастью, не исчерпывается Фейгиным и Чиковым. Есть и совершенно другие мнения авторитетных юристов.​
Есть у Васильевой и общественные адвокаты.
Кстати, про Васильеву (раз уж все пишут).
У меня никаких возражений против её освобождения нет. Ну вот вообще - потому что она мне совершенно не интересна.
Я в принципе серьёзно не понимаю - почему вообще должна она сидеть, а не Сердюков - при том, что всем всё очевидно. Ладно, допустим решили не сажать Сердюкова, - но она-то при чём? Ну хоть один нормальный человек может думать, что "это она, а Сердюков не знал"?и что не Сердюков всё решал? Ну не дураки же. А принцип "хотя бы Васильеву" - мне не нравится категорически.
Мне она вообще никак не интересна, повторяю; кроме того, что ей придумали прикольный пиар.
Получаю большое удовольствие от чтения комментариев возмущенной "патриотической" общественности по поводу Васильевой - в комментариях к новости РИА и прочих госресурсов, а также в частных блогах.
Очень смешные вещи пишут - как, мол, так? Народ против, вор должен сидеть в тюрьме!
Наивные такие, прямо смех и грех.
Для близкого круга Путина В.В., а также для друзей его друзей и их любовниц никакие законы не писаны. Им все можно и ничего за это не будет.
Поэтому Якунин получает ранг посла, а Васильева за месяц полностью исправляется в колонии.

Чего сегодня очень много, так это сравнений разных судебных решений. Сравнения эти никого не радуют.
Очень хочется напомнить, что ровно сегодня отказали в УДО Луцкевичу, сидящему по Болотному делу. Прямо сейчас по этому же делу судят Непомнящих с обвинением "схватил полицейского за запястье".
Витишко, сидящему за надпись САНЯ-ВОР на заборе губернаторской дачи, отказали в УДО, потому что он плохо полол помидоры.
Ну а Олег Навальный встречает освобождение Васильевой в одиночном ШИЗО, где его койку пристегивают к стене в 4-30 утра и до ночи ты можешь либо ходить по камере 1,5Х5 метров, либо сидеть на табуретке. За полгода отсидки у Олега уже три взыскания.
Все-таки от традиций никуда не денешься. Помните из Солженицына, что в советских лагерях у вертухаев было совершенно разное отношение к политическим и «социально близким». К последним относились воры, убийцы и прочие уголовники.
«Социально близкая» нашим властям своим воровством Васильева освобождена по УДО.
Политический — Евгений Витишко боролся с воровством. На заборе латифундии семьи Ткачевых, огородившем на черноморском берегу огромную территорию, он так и написал: «Саня – вор».
Но ему отказали в УДО за то, что он поделился с другим заключенным своим свитером, не поздоровался второй раз за день с начальником и «неправильно пропалывал помидоры» и т. д. и т. п.
Освобождение Васильевой по УДО — очередное указание обществу на его место — в буквальном смысле у лагерной параши.
Но ещё сильнее УДО Васильевой перекликается с другим решением, которое российский суд принял в этот же день - с чудовищными тюремными сроками Сенцову и Кольченко.
Пальнул сегодня российский «суд» в общество из двустволки.

Два его решения - освобождение Е.Н. Васильевой и осуждение на 20 лет О.Г. Сенцова и А.А. Кольченко – не просто ещё один наглядный урок для граждан, что российский «суд» как правовое учреждение, не существует.<...>

Значение того, что произошло сегодня - в невиданной ещё наглости – принятии двух вызывающих решений в один день. Одновременно это открытое оскорбление думающих о своей стране граждан – ударили их сначала по одной щеке, а потом и по другой. «Нате вам, умойтесь! Это от Васильевой, а это за Сенцова! Мы здесь творим, всё, что хотим! И ничего вы против нас не сделаете!».

По значению случившееся уступает только убийству А.С. Политковской и Б.Е. Немцова.
Кто мне объяснит зачем сажать Сенцова на 20 лет( какую такую особую опасность он представляет?) и одновременно выпускать укравшую миллионы Васильеву, которая, кстати так и не была обнаружена ни в одной тюрьме, похоже и не сидела. Зачем так раздражать людей? Мне кажется у нашей власти не просто плохая пиар служба, а прям вся из вражеских агентов состоит на 146 процентов.
Суд приговорил Олега Сенцова и Александра Кольченко к 20 и 10 годам колонии строгого режима.
Нужно понимать, что приговор Сенцову - это самый лютый и жестокий приговор, вынесенный Кремлем ПОЛИТИЧЕСКОМУ врагу за всю постсоветскую историю. Ну приморские партизаны еще были, да.
После оглашения приговора Сенцов и Кольченко начали петь гимн Украины прямо в зале суда.
Эдуард Лимонов публично радуется "двадцатке" для Сенцова. Лимонов - это российский политик, сам обвинявшийся по целому букету тяжелейших статей (в том числе и по терроризму), прокурор просил для него 14 лет, но Лимонов получил 4 года, вышел по УДО через два года и три месяца. В период своего заключения он пел несколько иные песни - например в хоре самодеятельности в колонии, исполнял произведение "Ничего на свете лучше нету" из мультфильма "Бременские музыканты". Выйдя на свободу, Лимонов отправил многих партийцев на чреватые многолетней тюрьмой акции прямого действия, и Украина, Родина Олега Сенцова, спасала этих ребят от тюрьмы, давала им убежище.
Пока Сенцова увозил в тюрьму автозак, Евгения Васильева, высокопоставленная чиновница Минобороны, бесстыжая коррупционерка, освобожденная из владимирской колонии по УДО, загружала свою тушу в автомобиль, отчаливала обратно в Москву.
Никакого вывода делать я не буду, это уже бессмысленно. Просто очередной безумный день жизни обезумевшей страны.

Это безумие. Потому что даже если верить версии обвинения и считать, что Сенцов вместе с Кольченко, Афанасьевым и Чирнием участвовал в подготовке взрыва памятника Ленина, который не получился… Ну и там еще офис «Единой России», русской общины в Крыму с ущербом в 30000 рублей… То это трудно квалифицировать как теракты, потому что при них не только никто не пострадал, но и не должен был пострадать.
Россия аннексировала Крым, мир с этой аннексией не согласен. Мне лично глубоко стыдно, что моя страна наказывает людей на 20 лет за то, что они, не угрожая человеческим жизням, оставались патриотами Украины.
Кремль будет, видимо, торговать Сенцовым как заложником. Точно так же, как Кохвером и Савченко. Это то, что Кремль понимает под международной политикой – торговля заложниками. Другие государства понимают международную политику иначе. И договориться будет трудно. Потому что другие государства считают, что заложниками торгуют террористы, а не цивилизованные государства.
Посмотрев выступление Сенцова, я сказал, что когда на скамье подсудимых, — а я верю, что это случится, — окажутся те, кто фабриковал это дело, кто давал заказ и его исполнял, — у них мы не увидим ни капли его достоинства. Они будут врать и изворачиваться, валить вину на других, объяснять, что они „люди маленькие“, от которых „ничего не зависело“, у них „не было другого выхода“, они только „выполняли приказ“, и вымаливать себе каждый лишний месяц смягчения приговора.
„Не судите, и не судимы будете“, — сказано в одной из самых знаменитых книг в истории человечества.
„И судимы будете“, — хочется сказать тем, на чей совести приговор Олегу Сенцову и Александру Кольченко.

Количество судебных процессов в отношении инакомыслящих будет расти. Следствие начнет просто «на автомате» использовать эфесбешные ноу-хау для получения нужных доказательств, результаты ОРМ (оперативно-розыскных мероприятий) будут ложиться в обвинительные заключения без соблюдения правил их оформления, как это сделано в деле Сенцова и Кольченко. Так, впрочем, делалось и раньше, но, поскольку дела были не столь резонансные, общество об этих способах создания уголовных дел особенно не знало.
Приготовиться всем, кому не нравится, что растет доллар, кому нравится, что растет доллар, кому не нравится, что сжигают продукты, кому не нравится Путин или Медведев, кому не нравится отсутствие свободных выборов, — если очень надо, вас посадят. Суд будет псевдо-открытый, прокурор попросит 20 лет, судья даст 15 лет, и все вздохнут с облегчением.
«Мне стыдно», — пусть это говорит российский полицейский или фээсбэшник. «Мне стыдно», — пусть это говорит российский судья. «Мне стыдно», — пусть это говорит депутат Государственной думы или сотрудник администрации президента. Но не гражданин. Стыд — это форма солидарности. Вы уверены, что российское государство заслуживает вашей солидарности с ним?
Просто перестаньте относиться к Российской Федерации как к своему государству. Оно не ваше, не наше. Оно село нам на голову, не спросив нас, хотим ли мы этого. Оно существует независимо от нас, единственная форма его взаимодействия с нами — его полицейские структуры. Тот человек, которого убили в ОВД «Дальний» — если бы он был жив, он бы тоже говорил, что ему стыдно за полицейских?
Пусть за Российскую Федерацию будет стыдно Российской Федерации — она не мы, она не имеет к нам отношения. Это чужое государство, оно враждебно любому русскому человеку. Говоря, что вам за него стыдно, вы встаете на его сторону. Относитесь к нему, как к ИГИЛу — вам стыдно за ИГИЛ? Я полагаю, что ИГИЛ должен вызывать какие-то другие сильные чувства по отношению к нему. Попробуйте сформулировать эти чувства хотя бы мысленно. Что это будет — наверное, ненависть, наверное, страх.
20 лет - это очень много времени, особенно если их сидеть. Никаких способов подать апелляцию ни по Сенцову, ни по Кольченко, ни по Савченко у нас нет. Будут сидеть либо всю жизнь, либо до крушения путинского режима, смотря что раньше наступит.
Отсюда вывод - цели определены, за работу.
Когда судья спросил у Сенцова и Кольченко, понятен ли им приговор, они стали петь гимн Украины.

Комментариев нет:

Отправить комментарий